ПСКОВСКИЙ МЕМОРИАЛ
В Пскове находится мемориальное кладбище, где похоронены 600 советских воинов, павших в боях с немецко-фашистскими захватчиками в дни освобождения города в июле 1944 года. Кладбище окаймлено рядами деревьев.
В конце июля 1944 года бойцам 128-й стрелковой дивизии была поставлена задача форсировать р. Великая, которая была естественной преградой на подступах к занятому фашистами Пскову. Первыми к реке подошли бойцы 5-й роты 374-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Ивана Головко.
В политдонесении штаба 128-й стрелковой дивизии от 30 июля 1944 года описаны факты героизма бойцов части при форсировании р. Великая и освобождении Пскова. В нем упоминается 5-я стрелковая рота, которая «…с ходу форсировала реку и закрепила за собой плацдарм на ее западном берегу».
Старший лейтенант Иван Головко за бои при освобождении Пскова был награжден орденом Красного Знамени. В наградном листе командир полка отметил храбрость и умелое управление подразделением командира роты Головко при преодолении реки под огнем противника.
В дивизионной газете «Сталинский воин» в июльские дни 1944 года были опубликованы статьи об освобождении старинных русских городов Остров и Псков. В номере от 24 июля размещен материал под названием «Наступали умело и победоносно», в котором описывались боевые действия с участием роты Головко.
У входа, в начале тополевой аллеи, стоит памятник — колонна со знаменем наверху в виде языка пламени, опирающаяся на трехдольный кубический постамент.
На лицевой стороне памятника — надпись: «Вечная слава героям. 1941–1945». На плите, размещенной в центре мемориала, выбиты слова: «Они погибли в боях за освобождение г. Пскова от фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей социалистической Родины!».
В боевом донесении штаба 128-й стрелковой дивизии от 22 июля сообщалось о том, что «…с выходом на восточный берег р. Великая 374 сп в 11:00 приступил к форсированию реки и, преодолевая упорное сопротивление противника, под прикрытием огня артиллерии и пулеметов в 15:00 овладел плацдармом на западном берегу реки Великая.., где ведет бой». Бои сопровождались сильным фланкирующим и фронтальным огнем станковых пулеметов и минометом противника.
Действия роты определили успех форсирования реки главными силами и полного освобождения Пскова. Старший лейтенант Головко был ранен в момент переправы, но свое подразделение не оставил. При высадке на занятом фашистами западном берегу первая группа в составе пяти человек под его командованием приняла бой с 20 гитлеровцами и смогла отразить контратаку противника, а затем, закрепившись на плацдарме, уничтожила до 15 огневых точек.
В Североморске находится Аллея Славы героев-авиаторов Северного флота, на ее каменных ступенях высечены слова, обращенные к потомкам: «Идти по их следам. Подражать их бесстрашию, их героизму».
В 1966 году Военный совет авиации Северного флота постановил начать строительство памятника летчикам-североморцам. Производство работ возлагалось на воинские части, а приобретение дефицитных материалов, выполнение отделочных и высокохудожественных работ надлежало осуществить за счет пожертвований, поступивших от личного состава.
17 августа 1969 года Аллея героев была торжественно открыта.
За образцовое выполнение задания матросы, сержанты и офицеры, принимавшие участие в сооружении и оформлении мемориала, были отмечены благодарностями, грамотами, денежными премиями, ценными подарками и внеочередными отпусками домой. За восемь месяцев скульптором-любителем капитаном Эрнестом Китайчуком и матросами-умельцами были созданы 53 скульптурных портрета морских летчиков-героев, сражавшихся в годы Великой Отечественной войны в небе Заполярья. 54-м стал бюст первого космонавта Юрия Гагарина, который начинал военную службу в авиации Северного флота.
увековеченные на аллее Славы героев-авиаторов Северного флота:
На Аллее славы героев-авиаторов увековечены имена членов одного экипажа — Героев Советского Союза В.П. Балашова, Ю.П. Кочелавского и М.М. Бадюка.

14 июля 1942 года экипаж самолета ДБ-3Ф 2-го гвардейского истребительного авиаполка в составе летчика старшего лейтенанта Балашова, штурмана старшего лейтенанта Кочелавского и стрелка-радиста гвардии старшины Бадюка вылетел для нанесения бомбового удара по транспортам противника на рейде Хоннингсвог (Северная Норвегия). За шесть часов до их вылета 28 фашистских бомбардировщиков бомбили советский аэродром, где базировался 2 ГКАП имени Сафонова. Обнаружив в море вражеский транпорт водоизмещением около 10 тыс. тонн, экипаж сбросил на него десять бомб ФАБ-100. В результате взрыва был потоплен танкер и повреждены еще два транспорта.
АЛЛЕЯ СЛАВЫ ГЕРОЕВ-АВИАТОРОВ
ГЕРОИ
- гвардии старший лейтенант Францев Евгений Иванович — сбит огнем зенитной артиллерии в районе Киркенеса 15 сентября 1944 года (утонул в море).
- гвардии подполковник Сыромятников Борис Павлович — погиб при выполнении боевого задания 16 октября 1944 года (сбит огнем зенитной артиллерии противника в районе мыса Кибергнес, упал в море);
- гвардии майор Скнарев Александр Ильич — погиб при выполнении боевого задания 16 октября 1944 года (сбит огнем зенитной артиллерии противника в районе мыса Кибергнес, утонул в море);
- гвардии капитан Сгибнев Петр Георгиевич — погиб при катастрофе самолета 3 мая 1943 года;
- подполковник Сафонов Борис Феоктистович — не возвратился с боевого задания 30 мая 1942 года;
- майор Панин Павел Алексеевич — погиб в воздушном бою 26 августа 1943 года;
- гвардии капитан Макаревич Сергей Антонович — погиб при выполнении боевого задания 13 октября 1943 года (сбит огнем зенитной артиллерии противника в районе мыса Кибергнес, упал в море);
- майор Лапшенков Семен Васильевич — погиб при выполнении боевого задания 21 сентября 1943 года (сбит истребителем противника);
- капитан Киселев Василий Николаевич — погиб при выполнении боевого задания 25 апреля 1943 года (упал в море);
- гвардии капитан Зайцев Николай Иванович — погиб при выполнении боевого задания 11 мая 1944 года (утонул в море);
- капитан Елькин Леонид Ильич — не возвратился с боевого задания 29 февраля 1944 года;
- капитан Вербицкий Михаил Константинович — не возвратился с разведки коммуникаций противника в Баренцевом море 4 марта 1944 года;
- гвардии лейтенант Боронин Михаил Петрович — погиб при выполнении боевого задания 11 мая 1944 года;
- гвардии старший сержант Асеев Григорий Софронович — сбит огнем зенитной артиллерии противника в районе мыса Кибергнес 16 октября 1944 года
(утонул в море);
- капитан Адонкин Василий Семенович — погиб 17 марта 1944 года из-за обледенения самолета в районе острова Рыбачий при выполнении боевого задания
Евгений Иванович
ФРАНЦЕВ
Борис Павлович
СЫРОМЯТНИКОВ
Александр Ильич
СКНАРЕВ
Петр Георгиевич
СГИБНЕВ
Борис Феоктистович
САФОНОВ
Павел Алексеевич
ПАНИН
Сергей Антонович
МАКАРЕВИЧ
Семен Васильевич
ЛАПШЕНКОВ
Василий Николаевич
КИСЕЛЕВ
Николай Иванович
ЗАЙЦЕВ
Леонид Ильич
ЕЛЬКИН
Михаил Константинович
ВЕРБИЦКИЙ
Михаил Петрович
БОРОНИН
Григорий Софронович
АСЕЕВ
Василий Семенович
АДОНКИН
В Печенгском районе Мурманской области находится населенный пункт Лиинахамари. В 1957 году здесь был открыт памятник советским воинам-североморцам. Монумент установлен на братской могиле 99 защитников Советского Заполярья, погибших в боях за освобождение Лиинахамари в октябре 1944 года.
7 октября 1944 года началась Петсамо-Киркенесская наступательная операция Карельского фронта и Северного флота. Со стороны Северного флота были задействованы части и соединения Северного оборонительного района, а также 5-я минно-торпедная авиадивизия и морская пехота.
В тылу противника в Лиинахамари был высажен сводный десантный отряд под командованием майора И.А. Тимофеева. Катера и «малые охотники» с десантом прошли в тыл врага через «коридор смерти» — Петсамский залив. В течение двух суток отряд противостоял превосходящим силам противника до подхода основных сил.
Во время планирования штурма порта Лиинахамари и высадки десанта командование сразу определило для выполнения этой задачи капитан-лейтенанта А.О. Шабалина. На двух торпедных катерах в ночь с 12 на 13 октября он первым вошёл в занятый противником порт и высадил первую десантную группу, захватившую плацдарм. Сплошной огонь множества батарей разного калибра, миномётов, врытых у причалов танков, не помешал Шабалину на рассвете вновь пробиться в порт и высадить свыше 2 тыс. десантников. Его смелые действия во многом решили успех общего штурма Петсамо.
В десантной операции по овладению Лиинахамари гвардии капитан 3-го ранга С.Д. Зюзин командовал группой из шести «малых охотников» и восьми торпедных катеров, на которых в порт был доставлен десант. Более двух часов корабли оставались в его гавани, подавляя огонь противника и поддерживая высадку десантников. Десятки пробоин получил головной катер, на котором находился Зюзин, а разорвавшаяся над мостиком мина лишь по счастливой случайности не ранила его.
В руководстве операцией по прорыву торпедных катеров в порт Лиинахамари и высадке там десанта принимал участие капитан 2-го ранга С.Г. Коршунович. Благодаря грамотной оценке обстановки он сумел без потерь при шквальном огне со стороны противника пройти к цели и высадить десант.
ВОИНЫ-СЕВЕРОМОРЦЫ В ЛИИНАХАМАРИ
Памятный знак «Высота 168,5» был открыт 6 мая 2016 года на месте, где осенью 1941 года части Красной Армии вели ожесточенные бои с финскими захватчиками.
В сентябре 1941 года рубеж обороны Петрозаводска проходил в районе озера Сямозеро, поселка Красная Пряжа и его окрестностях, где противнику противостояли части 313-й стрелковой дивизии, входившей в состав 7-й армии Карельского фронта.
Упоминание высоты 168,5 встречается в боевых документах этих воинских формирований. Почти весь сентябрь 1941 года в этом месте бойцы и командиры 1068-го и 1070-го стрелковых полков 313-й стрелковой дивизии сдерживали наступление 11-й пехотной дивизии финнов, подвергаясь танковым атакам, массированным минометным и артиллерийским обстрелам. Командование ставило перед дивизией задачу не допустить врага в Петрозаводск.
Выполняя поставленную задачу, части 313-й стрелковой дивизии понесли большие потери в сентябре 1941 года. Даже будучи отрезанными от основных сил, бойцы продолжали сопротивляться и наносить урон противнику. В результате ожесточенных боев более тысячи военнослужащих 313-й дивизии были ранены, убиты или пропали без вести. По состоянию на 13 сентября потери 1068-го срелкового полка составили 1000 человек, в 1070-м стрелковом полку раненых и убитых было 173 человека.
27 сентября 1941 года командование 7-й отдельной армии приказало частям 313-й стрелковой дивизии занять и прочно оборонять новые позиции на подступах к Петрозаводску.
Рубеж обороны «Высота 168,5» был обнаружен поисковиками в 2011 году. За это время были подняты несколько сотен останков красноармейцев, которые с воинскими почестями захоронены на «Кургане Славы» вблизи поселка Виллагора.
Героизм бойцов 313-й стрелковой дивизии был отмечен правительственными наградами.
Пулеметчик 1070-го стрелкового полка М.А. Новожилов был посмертно награжден орденом Красного Знамени за то, что в составе пулеметного расчета на высоте 168,5 в районе Дюменишек держал оборону, сдерживая натиск финских захватчиков.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 года младший политрук Х.Г. Ибрагимов из 3-й минометной роты 1068-го стрелкового полка был посмертно представлен к ордену Красной Звезды. Он погиб в бою 10 сентября 1941 года, когда противник вел сильный минометный, пулеметный и ружейный огонь по его роте.
Капитан З.Г. Исангужин был ранен утром 7 сентября 1941 года, когда командовал батальоном 1068-го стрелкового полка в районе поселка Красная Пряжа. Несмотря на ранение, он остался в строю, но в этот же день погиб в бою во время контратаки. Посмертно был награжден орденом Красного Знамени.
ВЫСОТА 168,5
В Новгородской области в деревне Мясной Бор на месте прорыва войсками 2-й ударной, 52-й и 59-й армий Волховского фронта обороны немецких войск в январе–июне 1942 года расположено воинское захоронение из ряда братских и одиночных могил, в которых захоронено 37010 человек.

В годы Великой Отечественной войны эта местность получила название «Долина смерти».
В январе 1942 года командование Волховского фронта планировало рассечь блокировавшую Ленинград гитлеровскую группировку в районе населенного пункта Спаская Полисть для того, чтобы лишить ее маневренности на единственной магистрали Чудово-Новгород.

Бои с участием 1244-го стрелкового полка 374-й стрелковой дивизии в районе населенных пунктов Большая и Малая Кересть носили ожесточенный характер, но бойцам полка удалось захватить железнодорожный мост и закрепиться на железной дороге. Преодолев замерзшую, но сильно обстреливаемую безымянную речку, полк овладел деревнями. Дальше солдаты буквально вгрызались в оборону противника в направлении Спасской Полисти, которую фашисты сделали сильно укрепленным опорным пунктом.

27 января гитлеровцы сумели взять полк в окружение. Четверо суток бойцы отбивали атаки противника и только 31 января при помощи из вне удалось проделать узкую брешь-проход в немецкой обороне, получить недостающие боеприпасы, продовольствие и выйти из окружения.

17 февраля полк получил задачу не допустить прорыва противника и смыкания флангов у этого прохода шириной 200 метров. С февраля по апрель гитлеровское командование пыталось ликвидировать образовавшийся «коридор». Второй раз 1244-й стрелковый полк оказался в окружении в июне 1942 года и в течение 20 суток отражал вражеские атаки. 19 июня фашисты бросили на подразделения полка танки. В результате 39 из них подорвались на минах, 12 были подбиты артиллеристами полка. 21 июня часть вышла из окружения вместе с войсками 2-й ударной армии.
382-я стрелковая дивизия воевала в Новгородской области в районе Мясного Бора и Малой Керести и, попав там в окружение, с боями выходила для переформирования.
1265-й стрелковый полк 382-й стрелковой дивизии испытал на себе все трудности нахождения в окружении, — когда гитлеровцы перерезали коммуникации 2-й ударной армии, прекратилась доставка боеприпасов и продовольствия.
29 мая 1942 года гитлеровцы отрезали 2-ю ударную армию. 1267-й стрелковый полк находился в окружении в период с 29 мая по 24 июня, испытав на себе все тяготы сложившегося положения: недостаток продовольствия, нехватка боеприпасов, которые бойцы на себе перетаскивали к переднему краю.

24 июня 1942 года командование полка получило приказ выходить из окружения. Выходили отдельными группами по узкому проходу, который обстреливался минометами и крупнокалиберной артиллерией противника. Отдельной группе бойцов было поручено вынести секретные документы и знамя части. Ночью, спрятав знамя под гимнастеркой, младший сержант Иван Котов короткими перебежками вдоль узкоколейки под ураганным огнем артиллерии противника, перебегая от воронки к воронке, преодолев сотни метров, спас подарок учеников Заозерской школы подшефной части. Вскоре из окружения вышли еще 53 бойца. Это был весь личный состав полка.
В книге почета 382-й стрелковой дивизии есть страница, посвященная снайперу Ивану Котову, который был награжден орденом Красной Звезды за вынос полкового знамени из окружения.

В журнале боевых действий 1267-го стрелкового полка упоминается разведчик Крестьянкин, который неоднократно приносил ценные сведения из разведки, а выходя из окружения спас раненого политрука.
Весной 1942 года частям 2-й ударной, 52-й и 59-й армий противостояла в том числе полицейская дивизия СС, состоявшая исключительно из немцев. Пленные гитлеровцы сообщали, что их дивизия понесла исключительные потери в боях на Волховском фронте у Мясного Бора. В строю из 10 тыс. осталось всего 350 боеспособных солдат, так писал домой убитый эсэсовец.

Фельдфебель Функ писал: «Сейчас я уже в другой роте, так как моя прежняя рота уничтожена». Ефрейтор Кофман признавался жене: «Потери так велики, что вряд ли можно считать нас сейчас боеспособными». После нахождения во Франции, где гитлеровцы вели разгульный образ жизни, условия, в которые они попали среди Волховских болот и лесов, вызвали их большое недовольство, а потери и лишения привели к резкому падению боевого духа полицейской дивизии.
В марте 1942 года 58-я пехотная дивизия вермахта была переброшена на участок фронта к северу под Новгород к Мясному Бору и насчитывала 4,5 тыс. человек личного состава. К концу месяца ее отдельные подразделения перестали существовать, а число обмороженных в некоторых батальонах доходило до 25 процентов.

25 марта 209-й полк дивизии был разгромлен танками и утратил боеспособность. Одна их рот полка к 17 марта насчитывала всего 60–70 человек от первоначальных 160–170. Ефрейтор Гельмут Принц записал в своем дневнике, что 154-й пехотный полк в течение пяти недель потерял 606 человек убитыми, ранеными и больными. После того, как 220-й пехотный полк отказался идти в наступление, его окружили другими частями и силой оружия принудили к участию в боевых действиях.
МЯСНОЙ БОР
Мемориал «Невский пятачок» посвящен подвигу военнослужащих Ленинградского фронта, которые в период с 1941 по 1943 годы держали оборону на плацдарме протяженностью от 2 до 4 км и глубиной до 800 метров. Этот небольшой участок имел важное значение в ходе боев за Ленинград.
В сентябре 1941 года на командование 115-й стрелковой дивизии была возложена задача по обороне северного берега реки Нева, особое внимание следовало уделить участку Малые Пороги – Невская Дубровка и не допустить переправы противника через реку. В ночь с 18 на 19 сентября командование планировало провести наступление и захватить левый берег силами подразделений дивизии и 4-й бригады морской пехоты. Несколько дней шли бои за овладение левым берегом, но удержать его не удалось. Потери составили до 50% личного состава.
В брошюре «Боевой путь дивизии» отражены события осенних дней 1941 года, когда шли бои за Невскую Дубровку. Во время переправы частей 115-й стрелковой дивизии вражеская авиация несколько часов подряд бомбила этот район, были задействованы танки, пехота и артиллерия.
В сентябре 1941 года на командование 115-й стрелковой дивизии была возложена задача по обороне северного берега реки Нева, особое внимание следовало уделить участку Малые Пороги – Невская Дубровка и не допустить переправы противника через реку. В ночь с 18 на 19 сентября командование планировало провести наступление и захватить левый берег силами подразделений дивизии и 4-й бригады морской пехоты. Несколько дней шли бои за овладение левым берегом, но удержать его не удалось. Потери составили до 50% личного состава.
Бои на Невском пятачке в сентябре шли ожесточенные. В историческом формуляре 86-й стрелковой дивизии, которая также воевала на Невском пятачке, записано: «…ведя беспрерывные наступательные бои на протяжении 20 дней, дивизия в условиях крайне ограниченного фронта, открытой местности несла большие потери в личном составе и материально части».
В боевой характеристике 86-й стрелковой дивизии значится: «На участке дивизии противник бросал свои лучшие силы… Протяженность участка обороны на левом берегу составляла по фронту 4 км, а в глубину — до 700 метров, на флангах передний край противника от переднего края обороны 330-го стрелкового полка дивизии находился местами в 30 метрах».

В конце апреля 1942 года противник организовал наступление, применив усиленную артиллерию, авиацию и воспользовавшись ледоходом на Неве. Ему удалось прорвать оборону 86-й стрелковой дивизии в нескольких местах перед фронтом 330-го стрелкового полка. Все защитники Невского пятачка 27 апреля 1942 года в результате неравного боя погибли. Потери за операцию составили 975 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.
О боевых действиях на левом берегу Невы с 23 по 27 апреля 1942 года сообщил начальник штаба 330-го стрелкового полка майор Соколов, который смог переплыть реку. Соприкосновение с противником было настолько тесное, что бои за каждый пункт были в основном гранатные: «…после атаки фашистов с бровки, было замечено, что …в метрах 50–60 от КП двигается по берегу до роты противника. Подходя к каждой землянке, они кричали: «Русские сдавайтесь». В ответ из землянок сыпались гранаты… Захваченных раненых красноармейцев немцы или бросали в реку или тех, кто мог ходить отправляли в район ГЭС. Раненые красноармейцы упорно сопротивлялись или пытались убежать от противника».
В ночь с 28 на 29 апреля фашисты забросали землянку штаба 330-го стрелкового полка противотанковыми гранатами. Тогда же была осуществлена попытка спасти оставшихся в живых бойцов полка, оборонявшихся в штабе части. Были направлены три лодки, но спасти товарищей не удалось, так как противник каждый раз открывал ураганный огонь по движущимся целям.
В 1941 году в районе Невского пятачка части 115-й и 86-й стрелковых дивизий сражались в том числе с 1-й пехотной дивизией вермахта, которая появилась там в ноябре, сменив остатки 7-й авиадесантной дивизии. В период с июня по декабрь 1941 года дивизия шесть раз получала пополнение в количестве до 8 тыс. человек.
В сентябре–октябре 1942 года командование Ленинградского фронта осуществило форсирование Невы в районе Невского пятачка.

Ночью 26 сентября началась артподготовка, а затем на воду были спущены переправочные средства. Несмотря на ранее запланированные действия, основные силы и материальная часть были расстреляны огнем противника еще на правом берегу.

В отчете командования 86-й стрелковой дивизии о проведенной операции отмечалось полное отсутствие нашей авиации при всецелом и безнаказанном господстве вражеской авиации в воздухе. Тем не менее частям дивизии удалось переправиться и закрепиться на противоположном берегу.
В январе 1943 года в район Невского пятачка была переброшена 96-я пехотная дивизия вермахта, которая должна была нанести удар, чтобы отрезать вклинившиеся силы частей Ленинградского фронта в районе Московской Дубровки. В результате боев на невском направлении дивизия понесла исключительно большие потери: в полках была выбита большая часть офицерского состава, в ротах осталось по 10–20 человек. Через перевязочные пункты прошли до 6,8 тыс. раненых солдат и офицеров, не считая тяжело раненых, которых эвакуировали с поля боя сразу в госпитали.
НЕВСКИЙ ПЯТАЧОК
В карельском поселке Хелюля Сортавальского района установлен памятник «Скорбящая мать».

Это братская могила 366 советских воинов, павших в годы Великой Отечественной войны.

Большинство из них погибло в ходе 45-дневной обороны Сортавалы летом 1941 года. В те дни бойцы 168-й и 71-й стрелковых дивизий вместе с пограничниками сражались с превосходящими